Я уже как-то писал в своем инстаграмме о человеке, который в какой-то момент принял решение никогда не переходить на «ты» и всегда оставаться на «вы», даже с близкими друзьями, подчиненными, детьми и родственниками. И это привело к поразительным результатам не только в его жизни, но и в жизни людей, с которыми он оставался на «вы».

Вроде простая вещь, но тут чувствуется какая-то серьезная магия. Разберемся.

Конечно же он принял это решение не потому что в какой-то момент решил, что по некой абстрактной причине «вы» лучше, чем «ты». Он знал эту причину! Она называется «множественным величием» или pluralis majestatis. Заключается же в том, что подчеркивает превосходство употребляющего в каком-либо аспекте. Употребляется в официальных и публичных выступлениях и демонстрирует тот факт, что лидер (монарх, сановник, священник, даже редактор СМИ или ректор вуза) говорит не от своего лица, а от лица всего народа, всего ведомства, всей паствы, сонма святых или от лица своего издания или читателей. Поэтому в быту pluralis majestatis также называется «королевским мы».

Надо полагать, «королевское мы» пришло из Библии, где pluralis majestatis активно используют не только библейские фигуранты, но и даже сам бог, называя себя «Элохим» - форма слова множественного числа. Позже эта традиция пришла в Рим, а оттуда во все римские колонии и далее.

Появилось даже дополнительное основание его использовать. «Ты» - это обращение к человеку без достоинств, «вы» - обращение к его специальным достоинствам, титулам, званиям и, в случае буржуазной династии, к его экономическим активам, которые выступают гарантиями его решений.

Век назад, когда пролетарии-таки дорвались до власти, они решили, что тоже имеют право использовать «королевское мы», поэтому мы сегодня обращаемся к человеку в его редуцированной форме – на «вы» - и считаем это правилом хорошего тона. При этом в ответ не говорим «мы», это считается высоким самомнением.

В одной из передач, посвященных национальному вопросу и кавказцам, в которой я принимал участие, обсуждали какие принципиальные различия между нашими культурами и что раздражает русских в нерусских больше всего. Выяснилось, что по существу претензия только к тому, что они не говорят «вы», они обращаются ко всем, даже незнакомым людям на «ты». По всем остальным претензиям были голоса и за и против, и спорящие ни к чему не пришли.

В англоязычных странах история та же, только без революции. Там широко распространено «вы» - «you» - и напрочь забыто «ты» - некое «thou». Но в ответ в бытовой речи никто не говорит «We are», говорят «I am».

«Королевское мы» в своих вариациях встречается не только у монархов и президентов, а также у каких-нибудь работников МИД, которые на переговорах употребляют что-то вроде «Наша позиция в данных переговорах остается неизменной». Ее можно встретить в покровительственном выражении штабного армейского командира, в доносящемся из рации «мы вас прикроем», в вопросе лечащего врача «ну и как мы себя сегодня чувствуем?», даже в гордом материнском «мы сегодня наконец покакали!».

В фамилиях рано или поздно наступает такой момент, когда человек, говорящий от ее имени начинает употреблять pluralis majestatis, и это тот самый момент, когда фамилия из проекта превращается в данность.

Когда человек создает фамилию, он постепенно создает и все ее признаки: от великого контракта до фамильного дела. В некотором смысле это симуляция, новые правила, по которым его родственникам и всей окружающей среде приходится некоторым образом играть. Пропади такой человек – например, сбей его машина, зарежь его грабители в подворотне – весь его фамильный проект не состоится, так как целиком зависит от него одного. Но когда уже родственники живут в фамильном проекте, поддерживают его даже против своей воли, и судьба фамилии уже мало зависит от действий конкретного человека, сперва рядовые члены начинают употреблять pluralis majestatis, а затем и лидеры этого фамильного процесса.

«Мы не можем себе позволить это сделать, у нас в девизе не так написано!»
«Наше дело не пострадает, если ты сменишь вуз»
«Вы можете предлагать нам различные политические решения, но мы так не думаем»
«Мы не для того проделали такой длинный путь, чтобы поддержать этого проходимца»
«Это не наша война»
«Мы всегда выступали за ценности Просвещения»

Виталий Трофимов-Трофимов