Мужчина точно также поигрывает от распада института брака. Но шутка заключается в том, что у женщины боль накапливается постепенно, а у мужчины приходит сразу.

Как только у женщины начинаются красные дни, она автоматически переходит в состояние взрослой. С одной стороны, она уже не нуждается в том, чтобы ее таковой признавали, а с другой вот прямо с этого дня все начинают на неё наседать со словами "где парень?", "где жених?", "где муж?". Это давление начинается с шуток в 13-14 лет, к 27-32 становится очень сильным, а потом начинает потихоньку спадать. Из-за этого, а также из-за того, что женщины - сильный пол - они это давление в целом выдерживают.

У мужчин все по-другому. На них почти не давят, так как никто не знает, когда, в какой именно день мальчик становится мужчиной. И внутренних ресурсов, подсказывающих, что все, мол, теперь ты уже взрослый, нет. Их сила, знания и навыки растут до определённого предела, пока не наступает некоторое психологическое плато (длится обычно от полугода до двух лет).

До этого момента пределов своего роста мужчины просто не видят. Поэтому кажется, что они всегда будут всемогущими, а смерть выглядит как что-то отвлеченное, несущественное, абстрактное. Но когда наступает плато, бесконечное будущее сжимается, смерть кажется уже скоро, а могущество – дутым. И в этот момент необходимо сделать выборы, чтобы закрепить достижения молодости.

В этот момент они максимально готовы к браку насколько его понимают. Очень часто все равно с кем, поэтому могут делать предложения своим давним подругам, которые ни сном, ни духом, как говориться. Или делать предложение своим бывшим, с которыми расстались. Ну и так далее.

Поскольку мужчины не рожают, им куда важнее перейти в этику взрослого, когда все основные выборы в жизни они сделали. Выбор спутницы жизни - маркёр одного из таких выборов. И поскольку потребность выбор сделать есть, и, если женщины всюду сказали "нет", этот выбор делается не в пользу женщин. И это практически все: выйти за него уже вряд ли получится.

Если выборы не сделаны, а возраст даёт понять, что с молодыми уже особо не потягаться, наступает жесточайший кризис, который у женщин никогда не бывает. Кризис среднего возраста. Это чудовищное осознание того, что ты уже никогда не победишь в тех областях, в каких хотел. Всех денег не заработаешь, со всеми женщинами не переспишь. Бесконечная прорва времени, которую видел впереди, сжимается. Вот именно здесь мужчина и становится по-настоящему смертным.

По любви мужчины практически не женятся. Также как женщины по любви выходят очень редко. Любовь - важный триггер для рациональных мотивов. Иногда единственный, но не мотив сам по себе. Она к мотивам только присовокупляется. Ну и вообще любовь считается уважаемой причиной для свадьбы, поэтому о ней много говорят, ее значение сильно преувеличивают, и никто не признается в ее неидеальности.

Рациональных же мотивов всего три: 1) женщина-трофей, которая добывается чаще всего до наступления плато и бросается после плато; 2) женщина-инкубатор, которая появляется или на плато, или чуть позже, и от которой смысл лишь в том, чтобы избежать смерти, «продлить себя в потомках»; 3) женщина как «крепкое мужское плечо», второй мужик в команде – партнер в бизнесе и других областях, на которого можно положиться «как на себя».

Остальные мотивы сегодня сводятся или к этим трем, или являются крайне маргинальными. «Мне голоса сказали жениться», «Давай ты будешь моей второй мамой» или «Мужчина-кукушка» - это все явление нечастое и периферийное по отношению к этим трем. Поэтому женщинам, с одной стороны приходится, ловить момент наступления плато, а с другой соответствовать одной из этих ролей – трофея, инкубатора или крепкого мужского плеча. Иначе приходится долго разводить на брак, и ничего хорошего из этого не получается. Неготовность невозможно преодолеть без мощного социального принуждения в виде церкви или партии, которых нет (а если и возможно, то нужен ли в мужьях такой безвольный тряпка, которого затащили в ЗАГС фокусами?).

Все три роли, опять же, имеют свои издержки. Трафеи выбрасывают, как только на них появляются признаки старения и они перестают блестеть. Инкубаторы ограничиваются в их социальной активности, «сиди дома, щи вари». «Крепкое мужское плечо» - это сверхусилие, которое должна совершать над собой женщина, будучи не только женщиной, но и еще и мужчиной, таким бисексуалом. Также как "Фольксваген" - это правильно собранный "УАЗик", также и такая жена - это "правильно собранная женщина". Такая, которая должна правильно работать, не глючить и выполнять свою норму работ.

Единственной альтернативой может быть только акая ситуация, когда женщина, прежде чем за кого-то выйти, создает ему мотив. Этот мотив должен отличаться от описанных трех (так как они все скомпрометированы и не вызывают доверия), а в идеале и не зависеть от наступления у мужчины плато, этот период, когда все его «красные дни» собираются на очень ограниченном участке времени.

Мужчины этот мотив построить большей частью не могут. Во-первых, много доступных женщин. Любая женщина на улице до 30 лет – в 80% нет парня, не то что жениха или мужа. И это не зависит ни от роста, ни от красоты, ни от чего-либо еще. Во-вторых, чтобы изобрести этот мотив, необходимо напрячь не только логический, но и эмоциональный интеллект. А мужчины в плане чувств очень тупые, до стадии инвалидности. Эмоциональные и чувствительные проходят у них под категорией «геи». А в-третьих, три описанных мной мотива – это уже богатый выбор. Особенно для слабых стратегов. Слабые, как известно, стремятся к прозрачности, четкости и определенности в выборе, а сильные – запутать, скрыть и смешать карты.

Поэтому это сегодня делают женщины. Но и это не так сложно, как кажется.

Недавно девушка по имени Валентина обратилась ко мне с проблемой, что мужчины не воспринимают ее всерьёз и пытаются просто затащить в постель. Это очень распространенная модель, органически протекающая в «жену-трофей». Тем более, что внешность это позволяла. Необходимо было придумать такой мотив, который бы провоцировал мужчину мыслить шире постели.

У меня не было специальных заготовок, и я посоветовал ей предложить им строить династию. Книгу она прочла, некий бэкграунд есть. Если у мужчины не наступило плато, то он об этом ещё даже не подумал, хотя по историям знает, что такой момент когда-то наступит. Возможно, он его даже смутно предчувствует: момент схлопывания будущего и появления во всей полноте вопроса конечности его бытия. Он не думал, а она уже знает, как это делать! Это не "трофей" и не "инкубатор", она становится крайне полезной женщиной, смысл которой понятен. Она - главный двигатель и исполнитель «его» проекта строительства династии.

Через некоторое время пишет: стоило начать отвечать мужчинам, что интересуешься строительством династий, как они сразу начали звать в театр и относиться серьёзно.

Виталий Трофимов-Трофимов