Одним из самых главных орудий против фамилии всегда был и, надо полагать, всегда будет «союз мужчин». На протяжении всей истории он принимал самые разные формы, но в любом виде применялся против фамилии. Причем целенаправленно.

Разрушительные свойства военного банд-формирования, массового движения, «кружка», политической группировки, секты, преступной банды, рабочей артели, консорции, фратрии, рыцарского ордена или союза охотников заметили давно и нередко применяли в качестве политтехнологии тогда, когда фамилии становились сильны.

Пожалуй, самый первый яркий случай применения такой политтехнологии – это реформы римского царя Сервия Туллия в середине VI века до н.э.

Сервий Туллий происходил не из самой могущественной фамилии. Туллии стали знамениты много позже. А тогда он был лишь счастливчиком, который вел удачные военные кампании против этрусков.

Он начал свои реформы, направленные против могущества фамилий, упрощая возможность членам фамилий их покидать. Введение частной собственности, замена родовых триб (избирательных округов) территориальными, ввёл плебеев в состав римской общины, благодаря реформе центурий утвердил правление аристократии богатства взамен аристократии по родству, занимался «пехитом» - освобождением клиентов от патрональной зависимости, подрывая внешние связи фамилий. Ну и конечно же он создал классический римский легион, куда шли люди, утратившие фамилию или покинувшие ее. Это называлось «эмансипацией» - заменой права фамилии на человека правами военной машины (а никакое не освобождение от зависимости). Само собой, он тут же стал «народным царем», любимцем безродных.

Закончил он со своими реформами плохо. Недовольство патрициев (фамильной знати) привело к тому, что царь потерял поддержку сената. Его соперник Луций Тарквиний провозгласил себя царём и вышвырнул Туллия на каменный помост. И его тело переехала на колеснице его собственная младшая дочь, отравившая перед этим старшую. Доигрался.

Однако технология была взята на вооружение и успешно применялась в разных регионах мира. Христос разрушал родовые связи, провозглашая личное спасение. «Ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее. И враги человеку – домашние его» (Мф 10.35)

Эту фразу мало кто понимает и способен правильно социологически истолковать. В нашем случае очевидно, что род (фамилиями еврейские родовые структуры назвать сложно, но они были им знакомы, так как те находились под римским правлением) передает основные традиции, которые тянутся веками. Они живут в родовом мифоритуальным туннеле, который мешает таким инноваторам как Христос распространять свое учение и вербовать сторонников.

Христос проповедовал, что отцы заблуждались, и дети могут спастись отдельно от рода или фамилии. Это – основной смысл любых союзов мужчин (а впоследствии и не только мужчин), разрывающих связь отцов и детей.

В Средневековье из этой традиции выросли рыцарские ордена. В ранних орденах предписывалось просто забыть о продолжении рода, дав обет безбрачия, в поздних предписывалось просто отказаться от всех наследных титулов и забыть о своей фамилии. Вступая в орден, рыцарь выпадал из прав наследования, а часто и менял свое имя.

Успех первых орденов (тамплиеры, тевтоны и госпитальеры) превратившихся довольно быстро из банд-формирований в очень влиятельную военно-политическую и экономическую силу, спровоцировал учреждать ордена по случаю праздников, восшествия на престол нового монарха и даже по поводу очередной большой охоты.

То, что «отцы заблуждались», проповедовал не только Христос и Церковь, но и, скажем, фашисты. Все эти гитлерюгенты, марширующие с факелами отряды штурмовиков, сжигание книг – это все попытки навязать горизонтальную «союзническую» консолидацию вместо вертикальной «фамильной».

Абсолютно тем же самым занимались коммунисты. Создавая многочисленные партийные ячейки, ВЛКСМ, пионеров, богоборческие союзы и прочие общественные организации (не говоря уже про массовые движения), они пытались сломить несущий каркас фамилий, укорененных в истории. Об этом нас предупреждает Эрик Хоффер в своей книге «Истинноверующий».

Сегодня все то же самое делают демократы и либералы, пропагандируя создавать союзы экологов, борцов с мясоедением, протестные движения и прочее «гражданское общество» вместо «мира фамилии». И власть делает то же самое, создавая массовые молодежные организации времен середины нулевых годов.

Тем, кто создает фамилию, стоить всегда помнить о том разрушительном воздействии горизонтальных союзов, какое они оказывают на вертикальное единство фамилии. И о том, что генетически такие союзы (особенно массовые политические молодежные движения) связаны со «святой истинной» в то, что отцы заблуждались и завели мир куда-то не туда. Дети фамилии, попадавшие в молодежные движения и увлекавшиеся гражданскими инициативами, покидали фамилию, а некоторые прямо восставали против фамильного проекта. И, соответственно, интерес к активизму – это дурной знак с точки зрения воспитания потомков.

В этом случае надо быть очень осторожным.

Виталий Трофимов-Трофимов