Кого не посещали мысли, что строительство фамилии одновременно означает, что со своим изначальным семейным воспитанием так или иначе придётся порвать? Ведь чтобы что-то построить заново, надо что-то на этом месте разрушить. Иначе глупо выглядит: деревянные халупы в кольце небоскребов, гордо называющиеся городским центром. Снести их, и начать строить заново, по новому, уже осмысленному городскому плану.

Кто-то считает, что начни он внедрять свои инновации, родители не поймут и тотчас обидятся, а кто-то рассматривает это просто как предательство рода. Это правда. Все, кто начинает строить нечто, качественно отличающееся от того, что было до этого в семье, сталкиваются с непониманием и скепсисом на их счёт. И от родителей и родственников требуется изрядные мудрость и мужество, чтобы пойти навстречу инициативам своих детей.

Дело в том, что все мы живём под влиянием нашего жизненного сценария и того семейного воспитания, которое и делает возможным или невозможным наличие у нас династии. Также как традиции народа определяют, будет ли он великим, также и традиции семьи определяют какой у неё будет доход и какой частью мира она будет владеть. Ну или прозябать. Печальное зрелище представляют собой народы, чьи традиции обрекают их влачить жалкое существования в болотах Карелии, и семьи, чьи традиции не дают возможности скопить богатство, влияние и власть. Из такой семьи может вырваться отдельный человек и что-то построить, но при этом ему рано или поздно придется порвать со своей семьей. Она технически не приспособлена для богатства и власти.

Ситуация, в которой оказывается каждый из нас, прямо продиктована той внутренней культурой, которая передаётся от родителей детям в наших семьях. Если у вас уже нет династии, значит возможностей вашей внутренней культуры просто недостаточно для того, чтобы династия у вас была. Также как иному народу недостаёт внутренних возможностей традиции чтобы завоевать полмира или захватить командные посты в экономике.

В таком случае нет никакого смысла «возрождать» народные или семейные традиции, так как они уже привели нас к тому актуальному состоянию, в котором мы находимся. Традиции народа сету привели его к тому, чтобы ютиться в геополитическом уголке и ужаться до 200 человек, а традиции семьи Днищевых довели их до отсутствия династии, денег, алкоголизма или беспробудной печали.

Это означает, что надо закладывать новые основания. Эти основания могут взять из прошлого семьи что-то, что работало, но эти заимствования должны быть очень осторожными. И ни в коем случае ничего не «возрождать». Если вы возрождаете ситуацию пяти поколений назад, то можно прогнозировать, что по тем же внутренним причинам ваши праправнуки окажутся в вашей ситуации.

Конечно, когда вы закладываете эти новые основания, родственники могут изрядно сопротивляться и саботировать ваши усилия. В таком случае можно успокоить их, сказав, что вы «просто возрождаете» старые традиции вашей семьи. Мол, потенциал этих традиций не раскрыт до конца, и есть большой шанс превратиться в хорошую добротную фамилию, которая будет только упрочивать свое положение в мире. Но по факту это будет не возрождение традиций, по факту это будет новый дизайн.

Есть два принципа, на которые я всегда обращаю внимание: «папа обидится» и «они так делали и выжили, и я так сделаю и выживу». Они мешают нам смелее смотреть на возможности дизайна.

«Папа обидится» — это про родственников, которые будут «смотреть косо», в первую очередь отец. Каждый раз, когда мы боимся сменить фамильное имя, изменить порядок образования своим детям, продать старую лесопилку, на которой наша семья зарабатывала 5-6 поколений – в голове звучит останавливающий голос: «Что ты делаешь! Папа обидится!»

«Они так делали и выжили, поэтому я так сделаю и выживу» — принцип, по которому мы просто копируем то, что делали наши родственники в прошлом. Когда в ряду иванов, марий, колей, юлей и антонов появляется Ангельсина, это ничто иное как заявка на смерть. Родственники могут быть против того, чтобы назвать ребенка «Ангельсиной», но главный останавливающий фактор все же внутри нас – мы боимся обречь ребенка на смерть, назвав так, как еще никто не называл в наших семьях. И этот голос может звучать даже громче, чем голос здравого смысла.

Строительство фамилии – это беспокойное дело. Когда строительство идет спокойно, это значит, что мы не вышли из нашего сценария и делаем лишь косметический ремонт нашей семьи, а не капитальный. Это значит, что через десять лет все наши инновации забудут и вернутся в накатанную колею.

Фамилия – это выход из традиции и создание новых поведенческих, этических и психологических норм для себя и своих родственников. И этого не стоит бояться. А оглядываться на родственников и обиженного папу тем более. В конце концов, они сделали очень много для того, чтобы вы сейчас прозрели и осознали огромные возможности фамильных проектов. И когда вы принимаете решение строить фамилию, это в том числе и непредвиденный результат их усилий.

А родственники, в конце концов, могут просто ошибаться и утилизовывать последствия этой ошибки своей жизнью. Это заслуживает снисхождения.

Виталий Трофимов-Трофимов